Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 350 гостей и 2 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ДВЕ СТОРОНЫ ОДНОГО ПРОЦЕССА

Печать

Михаил СИТНИКОВ

 

ukr pravosl18Исторический шанс Украины

Автокефалия УПЦ не приведет к «глобальному расколу», зато вдохнет новую жизнь в украинский цивилизационный проект и откроет новые перспективы

 

Бурные процессы в православном мире, подогреваемые конфликтом между РПЦ МП и Вселенским патриархатом, не могут не вызывать интереса. Оказаться современниками процесса формирования новой религиозной карты всегда интересно, если наблюдать за ним как бы со стороны. Только такая возможность доступна очень немногим, тогда как в той или иной степени погруженным в подобные процессы чаще всего суждены глубокие переживания, а то и социальные, мировоззренческие травмы. Под последними имеются в виду в первую очередь, конечно, глубоко верующие люди. Но нельзя забывать и о тех, чья религиозность может быть замешанной в большей степени на чувстве личного или национального достоинства — то есть, на традиционно мотивированной вероисповеданием национальной идеологии, которая так или иначе присутствует во всяком народе.

В этом отношении конфликт между Московским и Вселенским патриархатами, возникший из-за перспективы получения Украинской Церковью автокефалии, – явление объяснимое. Его можно считать одним из неизбежных синдромов, сопутствующих медленному и мучительному избавлению отдельных Церквей от различных элементов наследия того периода, когда они существовали в условиях атеистической атмосферы. Импульсы к освобождению от этого наследия наблюдались во всех постсоветских Церквах, но выражались по-разному. Так, в Московском патриархате – в появлении своего рода очагов «возврата к нелицемерному христианству» в кругах «меневцев» или «кочетковцев» и в появлении «альтернативных» православных Церквей, в Эстонии и Украине – в образовании православных конфессий, независимых от административного центра в России. Но, если сравнительно малочисленные православные Эстонии, оставшиеся в юрисдикции РПЦ МП, не представляют для ее статуса особой значимости, то с Украиной все обстоит совершенно наоборот.

Присутствие в независимом государстве, с которым Россия конфликтует, крупной религиозной структуры, находящейся в каноническом единстве с РПЦ МП и в административном подчинении у Московского патриархата, не могло быть полностью стабильным. Тогда как получение украинским Православием автокефалии лишит Московский патриархат статуса самой многочисленной православной Церкви мира, невзирая на любые махинации с социсследованиями в самой России.

Проще говоря, причины категорического сопротивления РПЦ МП появлению в независимом государстве независимой от нее православной Церкви — не религиозные (канонические), а сугубо политические. Поэтому и предположения о последствиях с каждым днем все более вероятного получения Украинской Церковью автокефалии должны быть высказаны в разных аспектах.

Так, с канонической или культовой точки зрения, появление еще одной независимой православной Церкви заведомо неспособно нанести какого-либо ущерба ни восточному христианству, ни основам церковного права, ни верующим, которые остаются православными христианами со своими таинствами и обрядами.

Другой вопрос, что возможный разрыв непременно отразится не только на РПЦ МП, которая в таком случае ушла бы «в раскол», но и на немалом количестве самых разных внутри- и околоцерковных функционеров и обывателей. Среди представителей этого сообщества не только люди, имеющие в РПЦ МП свой «кусок хлеба», но и использующие свою «православность» в популистских целях. Писатели, художники, актеры, шоумены, депутаты Госдумы, государственные чиновники в центре и регионах – это, собственно, и составляет нынешний околоцерковный «бомонд», укрепляя целостность данной религиозной организации, пожалуй, намного эффективней, чем суеверия и фанатизм в пастве. Эта своего рода страта, в случае ухода РПЦ МП «в раскол», конечно, будет травмирована не меньше, чем сама религиозная структура. При этом можно предполагать, что сначала, по причине неглубоких представлений о религии вообще, в «бомонде» возникла бы «право-патриотическая» тенденция охаивания Вселенского патриархата с постепенным сползанием к пропаганде «единственно истинного русского православия», тогда как все иные православные конфессии «еретичны». Ну а далее, в процессе продолжающегося снижения актуальности «титульной» конфессии у властей и населения, нынешний «бомонд» мог бы и развернуться на все 180 градусов.

Выступления отдельных высокопоставленных священнослужителей, функционеров и представителей некоторых Церквей с заявлениями о травмировании, а то и о «разрушении» Вселенского Православия предоставлением Томоса Украинской Церкви выглядят искусственными с любой, в том числе с канонической, точки зрения. То же можно сказать о надуманных «рисках для православия», вызванных вероятностью разрыва канонического общения между РПЦ МП и Вселенским патриархатом. Несмотря на искусственно разжигаемую отдельными светскими и церковными функционерами бредовую угрозу «глобального раскола мирового православия наподобие 1054 года», единственно вероятной «расколообразной» акцией остаются лишь возможные шаги со стороны РПЦ МП. Для Православия такие шаги могли бы стать лишь причиной для скорби и молитв о заблудших. В конце концов, действительно верующие православные христиане – будь то московской или константинопольской юрисдикции, — будучи вынуждены в силу неких обстоятельств перейти из конфессии в конфессию, православными христианами быть не перестают.

В аспекте политики тех или иных поместных Церквей такие демарши в РПЦ МП, Сербской или Иерусалимской патриархиях легко объяснимы. Именно политические, а не религиозные последствия появления в соседнем государстве независимой от зарубежных администраторов православной Церкви могут беспокоить и профессиональных участников межконфессионального противостояния, и простых верующих.

Если ранее подчиненная Московскому патриархату церковная структура в Украине требовала от государственного официоза признания, в то время как другие Церкви можно было именовать «раскольническими», то теперь ситуация готова резко измениться. Причем, совершенно независимо от выступлений главы ОВЦС МП, недоумевающего, кому, кроме УПЦ МП, вообще можно предоставлять автокефалию в Украине, или от сигналов Венедиктова в эфире «Эха Москвы» насчет того, «как посмотрит Путин и российская армия», в случае передела церковной собственности.

Понять обеспокоенность руководства РПЦ МП, не сумевшего раз и навсегда закрыть вопрос о самостоятельной Церкви в соседнем государстве, нетрудно. Кроме риска утраты более чем половины паствы, знаковых святынь Киевской Руси и ценной недвижимости, оно явно не оправдает ожиданий, сделавших на него ставку властей. Вселенский патриархат откровенно проигнорировал все предполагаемые «угрозы и посулы» в его адрес, но глава Московского патриархата в отличие от «нищего» Варфоломея позволить себе подобного не может. Поэтому в сравнительно обозримые сроки справедливо все же ожидать как свершившегося факта автокефалии Украинской Церкви, а затем и вполне вероятных изменений во внутреннем климате всей Украины.

Дело в том, что православие для населения этого государства за десятилетия атеистического режима не утратило своего образа культурообразующей основы нации. Этим объясняется и высокий процент воцерковленных православных, и ревностное отношение всех украинцев к церковной обрядности, и острое восприятие факта зависимости Церкви от зарубежного управления, даже если бы он был лишь номинальным. Заодно, отсюда и использование культовой мотивации во всплесках украинского национализма, реанимированного событиями в Крыму и на Донбассе. Поэтому появление независимой национальной православной Церкви здесь может оказаться не только в высшей степени значимой основой национального достоинства для населения, но и фактором, нивелирующим разного рода противостояния между различными «группами по интересам». В том числе, вне всяких сомнений, это может послужить и снижению маргинального радикализма на национальной почве.

Таким образом, получение автокефалии Украинской Церкви могло бы заметно отразиться на дальнейшем цивилизационном развитии страны, что, вероятно, повлияло бы и на ситуацию в Восточной Европе в целом.

Но это – лишь возможные перспективы. А пока – пока по всем признакам практически неотвратимое дарование автокефалии, вослед которому, конечно, возникнет масса «технических проблем», связанных с церковной собственностью, межконфессиональными спорами и компромиссами, преодолением внешних провокаций и т.п.

 

Источник

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100