РЕЛИГИИ В РФ: ХРОНИКА РЕПРЕССИЙ

Печать

Людмила САВИЦКАЯ

 

Shpakovsky main«Спецслужбы выбили дверь, когда мы пили чай»

Как псковское ФСБ борется с местными «Свидетелями Иеговы»

 

Геннадию Шпаковскому 60 лет, в 1995 году он поверил в Бога Иегову, а в 2012 году возглавил псковское религиозное объединение «Свидетелей Иеговы» и быстро столкнулся с гонениями. Неизвестные пытались подбросить верующим запрещенную экстремистскую литературу. А в июне 2018 года сотрудники ФСБ в масках ворвались в квартиру, где «Свидетели» с детьми и пожилыми родственниками мирно пили чай. Против Геннадия Шпаковского как бывшего руководителя религиозной организации возбудили уголовное дело и заблокировали все счета, куда приходили пенсия и зарплата.

 

«Каждый верующий признает свою религию истинной»

«Когда в 90-е годы в стране начались безобразия, мы с женой стали задумываться о том, что будет с государством и с нами. Мы искали логичные ответы на важные вопросы и нашли их в учении об Иегове. Здесь все разумно и без фанатизма», — говорит Шпаковский.

Большую часть жизни Геннадий провел в Снежногорске, где работал электрогазосварщиком. Но климат стал плохо влиять на здоровье и в 2011 году он вместе с супругой и дочерью переехал в Псков. «Специально выбирали город, где жили бы наши соверующие: мы хотели общаться с единомышленниками», — объясняет Геннадий Валерьянович.

Уже через год после переезда в Псков «Управленческий центр свидетелей Иеговы в России» назначил его председателем местной религиозной организации. Как руководитель Шпаковский обеспечивал связь организации с центральным офисом, договаривался о поставках литературы, аренде помещений и т. д. Уже в это время у организации начались проблемы с властями: сначала те признали экстремистскими и запретили для распространения главные журналы «Свидетелей Иеговы» — «Сторожевая башня» и «Пробудитесь!». С каждым месяцем список только расширялся и вскоре под запретом оказались уже больше сотни материалов.

 «Хуже всего стало, когда в 2017 году власти запретили наше Священное писание в переводе Нового мира. Раньше мы постоянно пользовались им во время богослужений и встреч. Но суд решил, что наше Священное писание — это не Библия», — рассказывает Шпаковский. «Так называемые эксперты пришли к выводу, что в нашей литературе содержатся призывы к насилию, к экстремизму. Якобы там есть фразы и мысли о превосходстве „Свидетелей Иеговы“ над другими религиями. Но в ответ на эти претензии я могу задать логичный вопрос представителю любого другого религиозного мира: „Вы признаете свою веру истинной?“. И я уверен, что каждый ответит утвердительно», — рассуждает Геннадий Валерианович.

После запрета проповеднической литературы у правоохранителей появились новые поводы для бесед с верующими, но отнюдь не религиозного характера. По словам Шпаковского, с 2009 года по 2017 год по всей России люди в погонах старались подбросить «Свидетелям Иеговы» запрещенные печатные материалы и сделать это основанием для полного закрытия организации. «У нас в Пскове тоже пытались. Но все обошлось», — рассказывает экс-глава псковского отделения «Свидетелей».

 

Обыск по тегу «Бог»

За судебными заседаниями по запрету деятельности «Свидетелей Иеговы» верующие псковского отделения следили в режиме онлайн. О ликвидации их местного объединения позаботился региональный Минюст, о том, что де-юре псковских «Свидетелей Иеговы» больше не существует, Шпаковский узнал по телефону.

После этого верующие потеряли возможность возможность встречаться в «Залах Царств» — так они называют помещения для богослужений. «Бог не будет терпеть людские безобразия вечно. Царство Бога — это небесная организация, которая разрешит проблемы, которые возникли из-за человеческого непослушания. К земным правителям она не имеет никакого отношения», — говорит Геннадий Валерианович.

Сегодня верующие могут встречаться только на квартирах друг друга, но и такие посиделки оказались опасными. 3 июня 2018 года, когда он вместе с группой верующих сидел за столом и пил чай, в дом ворвались сотрудники ФСБ в масках и с оружием. Они выбили входную дверь в тамбуре и приказали всем присутствующим не двигаться. «Они ворвались с криками то ли „Стоять!“, то ли „Не шевелиться!“. А у нас там бабушка восьмидесятилетняя, дети — одному полтора года, другому — одиннадцать, другие пожилые женщины. Перепугали всех», — вспоминает Шпаковский.

Обыском руководила старший следователь по особо важным делам Управления ФСБ России по Псковской области Ирина Правдивцева. От нее Шпаковский узнал, что в отношении него возбуждено уголовное дело за организацию деятельности экстремистской организации — часть 1 статьи 282 УК РФ.

«Может, вы сами предъявите то, что мы ищем?», — предложили люди в масках, но на закономерный вопрос «Свидетелей Иеговы» о предмете поисков ответить не смогли. У присутствующих потребовали самостоятельно открыть все электронные устройства и показать экраны. Особенно правоохранителей интересовали интернет-страницы с библейской тематикой. Слово «Бог» на экране смартфона оказалось весомым основанием для изъятия техники. Под раздачу попали и планшеты, электронные книги, компьютеры и ноутбуки.

«Я уверен, что у них с собой не было списка экстремистских материалов, они по наитию действовали, — считает Шпаковский. — А мы все испугались. Наши верующие даже в мыслях не допускают оскорблений других людей, а тут — крики, маски, оружие… У всех шок был!». Обыск длился пять часов, после него сотрудники ФСБ поехали уже в дом самого Шпаковского — оттуда также изъяли все электронные устройства, некоторые документы организации и стопку того самого запрещенного Священного писания в переводе Нового мира. «Мы переезжали с квартиры на квартиру, и я о них забыл. Но, честно говоря, я бы и не стал его выкидывать. Это мое личное дело. Я их не распространял, никому не предлагал, держал для личного пользования», — настаивает Геннадий.

На последующем вечернем допросе следователи пытались добиться от Геннадия Валериановича признания в том, что псковское отделение «Свидетелей Иеговы» продолжает работу, несмотря на судебные запреты. Шпаковский вину не признал. «Юридически организация перестала существовать, я перестал быть ее председателем, у нас нет специальных помещений. При этом между дружескими встречами с соверующими и прошлыми богослужениями — тонкая грань. Естественно, что в силу дружбы, привычки встречаться вместе, мы не прекратили общения. Нам это нравится: мы любим вместе читать Библию, обсуждать ее, молиться», — говорит он.

Сотрудники ФСБ отказались демонстрировать ему доказательства того, что организация полноценно работает, сославшись на тайну следствия. Но Шпаковский подозревает, что дело в другом. «После беседы со следователями я не исключаю, что, возможно, в соседней квартире было подслушивающее устройство. У меня нет прибора, который бы позволил мне это проверить. Да и нет такой цели: я не считаю, что мы с соверующими делали что-то запрещенное. Мне не хочется думать, что спецслужбы проникли без моего разрешения в мою квартиру, чтобы установить прослушку. Хотя, как показывает практика, нечто подобное происходит», — говорит Геннадий Валерианович.

 

«Я никогда не откажусь от своих соверующих»

Шпаковский не понимает, с чем может быть связано такое усиленное внимание спецслужб к мирной, по его мнению, религии. Среди знакомых Геннадия бытует мнение, что одной из причин государственного давления может быть подчеркнутая аполитичность «Свидетелей Иеговы»: они не участвуют в выборах, не работают в политических структурах и не преклоняются перед земными властями. «Говорят, вам, наверно, надо определиться: присоединиться к „Единой России“, „Яблоку“, Навальному или ЛДПР. Но я повторяю, что Иисус ясно дал понять, что нам нельзя присоединяться к политическим структурам, мы посвятили жизнь служению Богу. Наша жизнь не принадлежит партии и человеку. Я никогда власть не ругал, но считаю, что президент государства — такой же обычный человек, как и я. Я с уважением отношусь к нему, понимаю его ответственность, но никогда не обожествляю, ведь Иисус ясно дал понять, что Его царство не от мира сего»,объясняет Шпаковский.

Следствие в отношении него продолжается, обыски прошли и у других псковских последователей «Свидетелей Иеговы», но им обвинение не предъявлено, пока они находятся в статусе свидетелей. Со Шпаковского взяли подписку о невыезде и включили в федеральный перечень экстремистов.

«У меня заблокировали кредитные и дебетовые карты, куда приходили пенсия и зарплата. На мои запросы банк ответил, что я числюсь в списке экстремистов» — рассказывает пенсионер.

Помимо запрета на выезд из города следователи посоветовали Шпаковскому лишний раз не читать Библию в компании соверующих, объяснив, что такие посиделки чреваты изменением меры пресечения. «Но я никогда не откажусь от своих соверующих. Никогда! Это мои друзья, это мои братья и сестры по вере. И если они не боятся приходить ко мне в гости, зная, что я подозреваемый, то это их желание, их вера. Я не ограждаюсь решеткой», — говорит Геннадий Валерианович.

Максимальное наказание по его статье — лишение свободы на срок от двух до шести лет. «Я внутренне готов к обвинительному заключению, но не могу понять людей, которые пытаются нас отождествлять с экстремизмом или терроризмом. Очень хочется надеяться и думать, что то, что сегодня происходит в РФ по отношению к «Свидетелям Иеговы — серьезная ошибка. Кто за этим стоит? Я не могу сказать, фактов у меня нет, а обвинять огульно не имею права. Россия говорит, что она правовое государство, но с моей точки зрения, где-то тут нарушается закон», — считает Геннадий Шпаковский.

 

Источник