Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 267 гостей и 2 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ПРИМИРЕНИЕ ПРАВОМ

Печать

Сергей ИВАНЕЕВ

 

muslim armyПравовая культура военнослужащих как фактор противодействия проявлению в условиях глобализации конфликтогенного потенциала ислама. 

 

«Коран и основанное на нем мусульманское законодательство, сводят географию и этнографию различных народов к простой и удобной формуле деления их на две страны и две нации: правоверных и неверных. Неверный - это харби, враг. Ислам ставит неверных вне закона и создает состояние непрерывной вражды между мусульманами и неверными».

К. Маркс

 

Современный мир, насыщенный конфликтами, постоянным столкновением интересов различных социальных, политических и других субъектов, сейчас воспринимается как рискогенный. Формирование мировой информационной среды, которая содержит, как ценные научные и культурные достижения, так и диверсионные программы и на основе Интернета легко преодолевает национально-государственные границы, значительно усиливает уровень неустойчивости каждого региона, переводя его в новые и непредсказуемые ситуации.      В этих условиях значительно усиливается функция обеспечения безопасности общества и его институтов, связанная с защитой его внутреннего пространства, повышением уровня сплоченности общества.

Наиболее значительным проявлением современной реальности является глобализация – формирование все более мощной единой среды с общими стандартами, возвышающейся над многообразием локальных миров. Но эти миры, их развитие и взаимодействие создают не только текст, но и «становящийся глобальным контекст»[i], воздействие которого опосредует все стороны жизни региональных сообществ.  Глобализация впервые порождает единое планетарное пространство, изменения в содержании которого выражают динамику и эффективность продуктивности всего планетарного сообщества. 

В этой связи возникает парадокс: глобализация и ее содержание, которая реально порождается бытием локальных сфер, возвышается над ними и диктует им свои новые стандарты. Здесь открывается некоторая автономность целого по отношению к своим частям: хотя оно складывается «снизу», но приобретает нечто принципиально иное по сравнению с простой суммой связей и взаимодействий регионов и территорий. Современный мир, в котором это целое впервые приобретает некоторый собственный режим существования, теперь вовлекается в процесс, который не имеет четко выраженной основы и выступает как диктат стихийно развивающейся неопределенности, с тенденцией постоянного ускорения.  А существующее до сих пор многообразие внутреннего времени относительно автономных регионов-организмов теперь все больше регулируется собственным пространством-временем глобализации, порождая требование: адаптируйся к мировым требованиям или погибнешь. 

И в этом аспекте важную роль играет осознание военно-политическим руководством Российской Федерации того, что многие идеологи единства исламского мира стремятся превратить мусульманские общины, проживающие на территории неисламских государств, в инструмент исламизации светских обществ. В этой связи еще более возрастает значение технологий разносторонней интеграции членов исламских общин в жизнь секуля­ризованных государств.

Формы политической активности, возникающие на религиозной основе, сегодня находятся в центре общественного внимания во всем мире, где при этом многие экспертные оценки данного феномена носят эмоциональный оттенок, что значи­тельно препятствует осознанию реального положения дел в Вооруженных Силах Российской Федерации, где проходят военную службу по призыву и по контракту военнослужащие-мусульмане.

В связи с нарастанием межэтнической напряженности в обществе вновь обострилась взаимосвязь религиозной и этнической самоидентификации. Естественно, противостояние славянского, русского населения и мусульман, о котором говорят некоторые российские политики, искусственно и провокационно.  В последнее время некоторые из них стали делать выходящие за рамки всякого здравого смысла заявления и обвинять русских в фашизме. Ведь это - на грани абсурда. Кто же может в это поверить?

Мы все должны осознать, что в России массовая религиозность граждан является потенциальным источником конфликта, т. к. всякая религиозная система, как результат антагонистических социальных условий, в своём содержании имеет (и сохраняет) недружелюбное, а то и откровенно враждебное отношение к другим религиям. Это отношение, принимая гипертрофированные формы, может экстраполироваться на целые сообщества, находящиеся вне данного религиозного культа, что особенно очевидно и опасно, когда в казарме противостоят друг другу военнослужащие, разделяющие иные религиозные убеждения. Тогда межнациональный конфликт приобретает особенно жестокие и фанатичные формы, превращаясь в религиозную войну на полное истребление противника и всех иноверцев.

С тех пор как религия приобрела характер превалирующей формы общественного сознания, она вступила в конфронтацию с инакомыслием и научной философией. Эта история продолжается и до сих пор, т.к. достаточно констатировать только один факт: на всем сегодняшнем мусульманском Востоке мы не можем назвать ни одного философа – представителя диалектико-материалистического мировоззрения. С самых основ ислам находился в конфронтации с инакомыслием. Поначалу более-менее терпимое отношение к инакомыслию позволялось властью халифов, и об этом могут свидетельствовать мысли и взгляды отца арабской философии Аль-Кинди (ок. 800 - ок. 870), жившего в Басре и Багдаде, который, обращая внимание на сказочные места Корана, из которых нельзя почерпнуть серьезных знаний, утверждая, что «в нем нет порядка, стиля, изящества или тонкости композиции. С начала до конца он полон противоречий, одна сентенция уничтожает другую, а целое младенчески слабо»[ii]. Но это был выдающийся ум, богословие ничего не могло поделать с ним, а затем начинается полоса жесточайшего преследования инакомыслия, которая дошла и до нашего времени.

Примеров этому существует огромное количество, и мы не станем доставлять нашим читателям неприятных мыслей. Все указанное способно выдвинуть ситуацию в мире за рамки нор­мальных цивилизованных межэтнических и межконфессиональных отношений. Проблема приобретает поистине общепланетарный масштаб, т.к. ислам сегодня рвется к мировому религиозному господству, а мусульманские ортодоксы в России консолидируются по многим вопросам с зарубежными мусульманскими кругами. Этим вызывается неприязнь к исламу со стороны представителей других конфессий и атеистов, что уже само по себе создает чуждую принципам интернационализма ситуацию разделения на основе религиозной принадлежности.

Актуальность заявленной автором темы, естественно, несомненна, т.к. в Вооруженных Силах сейчас среди старших и высших офицеров немало людей с полным незнанием истинной сущности и целей современного модернизма ислама, которые предпочитают оправдываться ссылками на толерантность и рассуждать с безответственной демагогией на тему «прав человека». Таких невежественных «попутчиков» В.И. Ленин называл «полезными идиотами». Подобные настроения направлены на укрепление позиций ислама в обществе, его защиты от научной критики и неверующих граждан.

Морально-идеологическая основа ислама, генерирующая и освещающая принципы джихада - войны против «неверных», такова, что мусульманский терроризм, таким образом, является уже практической реализацией этих принципов. И поскольку положения Корана возведены в неизменную догму, то терроризм будет вдохновляться и воспроизводиться до тех пор, пока в глазах мусульман эта книга не утратит своего священного ореола. Современная цивилизация дальше не может спокойно взирать на опасность мусульманского терроризма. Он должен быть решительно остановлен волей миролюбивого человечества.

 Главному управлению по работе с личным составом Вооруженных Сил Российской Федерации необходимо срочно уяснить, что исламистская идеология несет в себе наиболее выраженный заряд социально-консервативных «средневековых» мировоззренческих идей, и независимо от модернистских приукрашиваний, ее содержание неизбывно до тех пор, пока зиждется на своем высшем авторитете – непререкаемости для всех коранических представлений.

В программу Общественно-государственной подготовки (ОГП) – важнейшего аспекта подготовки личного состава к несению военной службы, необходимо включить лекцию, посвященную религиозно-мотивированному терроризму, раскрывающую следующие вопросы:

- где и в чем истоки, вдохновляющие мусульманский терроризм? В средневековых принципах вражды и нетерпимости к немусульманскому миру, освященных Кораном;

- в чем состоят мирские цели терроризма? В утверждении господства исторически изживших себя социальных систем и соответствующих им взглядов и принципов;

- каково соотношение терроризма с культом Аллаха? Мистификация самих пиратских акций именем абсолюта;

- есть ли предел мусульманскому терроризму? Нет. Освобождение человечества от этой коварной чумы - в освобождении от воинствующих основ Корана;

- может ли человечество обуздать зарвавшихся мусульманских экстремистов? Может, если согласно предъявить принципиальные требования к мусульманским теологам и радикально изменить воинственные основы ислама.

В последнее время ввиду клерикализации светского пространства автору стало очень трудно проводить лекционные и семинарские занятия на тему светскости государства по учебной дисциплине «Конституционное право» со студентами-мусульманами, т.к. любая попытка говорить об исламе с позиций диалектико-материалистической теории как социально-духовном явлении вызывает с их стороны бурю протеста. Основная масса студентов-мусульман в резкой и агрессивной форме начинают защищать ядро мусульманского вероучения, культ Аллаха и ортодоксальное отношение к нему.

К сожалению, на Северном Кавказе, как и в стране в целом, сложилась такая духовно-нравственная атмосфера, когда пропаганда религиозных убеждений считается нормой, а светских, научно-материалистических – отклонением от нормы и морали[iii]. А ведь обычным стало уже открытое неповиновение призывниками с Северного Кавказа приказам командиров, навязывание национальных обычаев, противоречащих уставу, отказ от обследования в ПНД и от прохождения осмотра у хирурга. Солдаты-мусульмане отказываются бриться, потому что считают себя истинными мусульманами. Вдобавок к этому большинство призывной молодежи подвержено идеям радикального ислама.

Ситуация усугубляется еще и тем, что с легкой руки недальновидных политиков нашу страну уже и в среде научно-экспертного сообщества начали делить по конфессиональному признаку. Примером является проведенная с 22 по 25 июня 2017 г. в ДГУ (г. Махачкала) Всероссийская научная конференция «Философия и практика этнического многообразия и единства России», где автор выступал с докладом и вручил Главе Республики Дагестан Р.Г. Абдулатипову свою монографию «Континуум пространства-времени в регулировании взаимодействия образования и общества».

Вручая указанную монографию Главе Республики Дагестан Р.Г. Абдулатипову, автор преследовал главную цель, а именно: показать, что сегодня важной задачей российского гуманизма становится осмысление роли и смысла ценностно-культурных и образовательных инноваций, которые составляют одну из основ современного научно-демократического мировоззрения, где современное образование становится важнейшим ресурсом развития страны, эффективное освоение которого зависит от развития самосознания самого образования и его статуса в обществе.

В процессе проведения конференции на наш взгляд произошли грубейшие нарушения конституционного законодательства о свободе совести, когда руководитель Департамента образования, науки и культуры Духовного управления мусульман РФ, научный сотрудник Института востоковедения РАН Кашаф Шамиль Равильевич заявил, что «…среди всех мусульманских республик Дагестан находится на первом месте». Это, конечно, не соответствует ст. 14 Конституции РФ, т.к. в России нет «мусульманских республик» или «православных областей», а существуют зоны компактного проживания населения, исповедующего различные религии, т.к. Россия такое государство, в котором не существует официальной, государственной религии и ни одно из вероучений не признается ни обязательным, ни предпочтительным.

После такого заявления, которое, кстати, никем из ученых и даже Главой Республики Дагестан не было оспорено, не приходится удивляться тому, почему призывники с Северного Кавказа в войсках демонстрируют свою мусульманскую исключительность. Мы наблюдаем, что активизация православия в России вполне закономерно спровоцировала оживление ислама вместе с его правосознанием, как религии противостояния православию. Как говорил Ходжа Насреддин, сколько не говори «халва» - во рту слаще не станет. Поэтому, сколько бы ни говорили о «миролюбии» ислама к христианству, истины здесь ни грана. Один из самых известных знатоков исламского мира, Бернард Льюис, профессор востоковедения Принстонского университета, это прекрасно показал в своей книге «Кризис ислама», (2007):

«Самое древнее из ныне существующих мусульманских строений религиозного значения за пределами Аравии – Купол скалы в Иерусалиме, завершенное в 692 г. н.э. и возведенное на месте Иерусалимского Храма и по соседству с церковью Гроба Господня и церковью «Вознесения означало открытое послание в первую очередь христианам, а также евреям.

Как евреи были замещены христианами, так и христианский мировой порядок замещался мусульманской верой и исламским халифатом. Чтобы подчеркнуть эту мысль, стихи Корана, нанесенные на стены Купола скалы, относятся к тому, что мусульмане считают главными ошибками христиан: «Прославляйте Бога, который не родил сына и не имеет партнеров» и «Есть Бог, единый, вечный. Он не рождает и не был рожден, Он не имеет себе равных» (Коран, 92). Это был открытый вызов, брошенный христианству в сердце его зарождения».

Наблюдая за тем, как исламские экстремисты в Европе в последние годы все чаще используют как грузовые, так и легковые автомобили в качестве орудия терактов и нападают на мирных и безоружных людей с ножами, становятся понятными эти антигуманные акции новых варваров после интервью одного из руководителей Аль-Каиды, египтянина Альмана Зауахири, который дал следующее определение исламских земель, которые нужно освобождать от неверных: «исламские земли – это те земли, на которые хотя бы раз ступила нога мусульманина»[iv].

Ислам всемерно усиливает свое влияние не только на мусульманский мир, но и внедряется в немусульманские страны всеми доступными и недопустимыми методами: шумной саморекламой, угрозами и шантажом, ловкими миссионерами и подпольными организациями, мусульманскими партиями и проникновением в государственно-финансовые структуры, клерикализацией социального бытия и разбойным терроризмом. Это очевидно.

Тогда закономерен вопрос: не пора ли мировому сообществу обратить внимание на необходимость умерения непомерных претензий ислама на роль некоего лидера в развитии современной цивилизации под флагом идей Корана и Шариата?

Наступлению ислама и любых иных религий на государственно-правовые позиции необходимо противопоставлять научное и правовое просвещение, которое могло бы способствовать у призывников в ВС РФ формированию реалистичного общественного мнения по поводу этой опасной своей деструктивностью перспективы. А тем самым, упреждать и ослаблять риски России оказаться изгоем. Так как научное и правовое просвещение является профилактикой деградации права и культуры к состоянию примитивного общественного устройства.

Нельзя не согласиться с И.В. Шебалкиным, утверждавшим, что «основной содержательный смысл и особенность правовой социализации личности воина в условиях демократического государства — в приобщении его к военно-правовым нормам, ценностям, к правовой культуре и практике, к сознательной социально-активной деятельности, которая является универсальным способом совершенствования социальной среды и одновременно формирования личности. Именно на юридическую систему как важнейшую составляющую правовой среды возлагается задача смягчения потенциальных социальных конфликтов. Благодаря ей социальная система приобретает должную устойчивость»[v].

Таким образом, необходимо формировать в среде военнослужащих правовую культуру, т.к. в соответствии с Конституцией России Российская Федерация – светское государство, но вместо реализации конституционной свободы совести, поддерживается, к сожалению, тенденция представления религии в виде некой морально-этической системы, которой она для россиян фактически не является. Хотя, конечно, таковой ее может воспринимать круг церковной паствы, например.

Поэтому единственным непременным условием для сосуществования сегодня религии и прогресса, может быть только светскость общества и государства, где обратное возвращение к давно отжившим социально-мировоззренческим позициям есть поступление принципами современной цивилизации, или как замечал Маркс «Le mort saisit le vif! [Мертвый хватает живого!]».

 

Библиографический список:

  1. Шкерин А.В. Современная модель глобализации и проблемы // Социология и социальная работа. Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского. Серия Социальные науки, 2010, № 3 (19), с. 100–108.
  2. История философии. – М., 1940, т. 1. – С. 440.
  3. Муслимов С.Ш., Миримова А.А.Молодежь о религии и религиозном экстремизме. Махачкала: типография (ИП Магомедалиев С.А.), 2014. – 141 с.
  4. Игнатенко А.А. «Исламский экстремизм в Европе и на постсоветском пространстве: выработка концептуального дискурса» // Этноконфессиональные конфликты в Европе и на постсоветском пространстве. 2010.
  5. Шебалкин И.В. Формирование правовой культуры военнослужащего как необходимое условие обеспечения законности и правопорядка в Вооруженных Силах Российской Федерации в XXI веке. Издат.: М. «За права военнослужащих», 2007. С. 334-338.



[i] Шкерин А.В. Современная модель глобализации и проблемы // Социология и социальная работа. Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского. Серия Социальные науки, 2010, № 3 (19), с. 100–108.

[ii] История философии. – М., 1940, т. 1. – С. 440.

[iii] См. подробнее: Муслимов С.Ш., Миримова А.А. Молодежь о религии и религиозном экстремизме. Махачкала: типография (ИП Магомедалиев С.А.), 2014. – 141 с.

[iv] См. подробнее: А.А. Игнатенко «Исламский экстремизм в Европе и на постсоветском пространстве: выработка концептуального дискурса» // Этноконфессиональные конфликты в Европе и на постсоветском пространстве. 2010.

[v] Шебалкин И.В. Формирование правовой культуры военнослужащего как необходимое условие обеспечения законности и правопорядка в Вооруженных Силах Российской Федерации в XXI веке. Издат.: М. «За права военнослужащих», 2007. С. 334-338.

 

Сергей Васильевич ИВАНЕЕВ - кандидат юридических наук, доцент кафедры Конституционного и международного права Университета «СИНЕРГИЯ» (г. Москва), президент некоммерческой организации «Ассоциация граждан XXI века за развитие светскости и гуманизма»

 

Источник: журнал «Право в вооруженных силах», 10/2017

 

 

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100